+7 (81153) 7-16-74 (готовая продукция)+7 (81153) 7-39-84 (запчасти)

Как закалялась сталь

Максим Евстегнеев, директиор СМЗСоломбальский машиностроительный завод возвращается к своим истокам.

Два года назад, в октябре 2014 года, Соломбальский машиностроительный завод вошёл в состав международного концерна PALFINGER – признанного мирового лидера на рынке грузоподъёмной техники.

Это событие осталось почти незамеченным в Архангельске. На фоне банкротств крупнейших соломбальских лесопромышленных предприятий про машиностроительный завод вспоминать было некогда. А между тем, присоединение к крупнейшему австрийскому холдингу – это, вне всякого сомнения, новая веха в развитии предприятия и признание его состоятельности.

Ставка на литьё

Среди множества российских производителей гидравлической мобильной техники австрийские бизнесмены выбрали именно Соломбальский машиностроительный завод для сотрудничества в России. И это, скорее, закономерность, чем случайность: СМЗ за свою более чем 85‑летнюю историю накопил не только богатейший опыт в разработке и производстве гидравлических манипуляторов, но и стал одним из лидеров отрасли.

Как бы то ни было, любая реорганизация, а тем более интеграция в крупный холдинг влечёт за собой большие перемены. Не избежал их и Соломбальский машиностроительный завод. Австрийский партнёр делает ставку на литейное производство с последующей механической обработкой деталей.

Это значит, что собирать технику здесь больше не будут, а будут производить крупные узлы, например, колонны для гидравлических кранов.

— Нынешняя жизнь завода подтверждает мысль о том, что история идёт по спирали, – рассказывает генеральный директор СМЗ Максим Евстигнеев. – Изначально завод назывался Соломбальским литейно-механическим, занимался изготовлением компонентов, деталей, узлов, производил стальное литьё, поставлял свою продукцию на различные предприятия страны.

Собственное литейное производство на СМЗ никогда не останавливалось. Так получилось, что Соломбальский машиностроительный завод оказался единственным среди вошедших в концерн PALFINGER отечественных предприятий, сохранивших свою «литейку».

Литейное производство

— Руководством PALFINGER было определено, что каждое предприятие, входящее в холдинг, будет заниматься тем, что лучше всего умеет, в чём больше знаний, опыта и компетенций, – продолжает Максим Евстигнеев. – Исторически сложилось так, что мы – единственное предприятие концерна, которое обладает возможностями производства стальных отливок.

Поэтому все ресурсы СМЗ было решено сосредоточить на литейном производстве. Теперь, после вхождения в состав PALFINGER, заводу предстоит обеспечивать уже не только собственные нужды, но и потребность в компонентах из стального литья всех заводов-изготовителей концерна в России, а в будущем и в Европе. А вот сборкой будут заниматься другие предприятия холдинга.

Это, безусловно, потребует переквалификации работников. Ведь сборщики больше не нужны. Требуются плавильщики.

— Мы понимаем, что часть людей высвобождается. Трудолюбивых работников (а их большинство) терять не хочется, мы их переобучаем, – поясняет гендиректор завода. – Процесс достаточно простой: есть наставники, опытные работники с квалификацией. На срок обучения ученик сохраняет свою среднюю заработную плату. Затем сдаёт квалификационный экзамен и переходит на самостоятельную работу. Наставнику выплачивается денежное вознаграждение за обучение.

Переквалификация в действии

Вот, например, Иван Логиновский нисколько не переживает по поводу смены профессии. Ему 24 года, три из них он работает на Соломбальском машиностроительном заводе. Он и наставник, и ученик одновременно. Буквально на днях вернулся из командировки в Великие Луки Псковской области, где находится завод «ВЕЛМАШ-С» – основная площадка по сборке гидравлической техники концерна PALFINGER в России.

Иван ездил туда, чтобы обучить местных работников сборке соломбальских манипуляторов. А на СМЗ переучивается на плавильщика.

— По образованию я техник по эксплуатации дорожно-транспортных, строительных машин и оборудования. Всё здесь нравится, не жалуюсь, – рассказывает Иван. – Уровень зарплаты устраивает, хотя, конечно, все хотят большего. Мне пообещали, что переобучение на плавильщика – это рост. Грядёт реконструкция производства. Не зря же это делается, значит, что‑то хотят сделать лучше. Связываю свои планы с заводом. У меня отец здесь всю жизнь проработал, с самого детства сюда хожу. Раньше всё по‑другому было. Сейчас цеха уже поновее, многое сделано. Он сюда и привёл меня, сказал, есть должность сборщика. Попробовал, начальству понравился. Сейчас начальник сборочного цеха возглавил «литейку», он меня с собой и позвал.

— Не тяжело работать на новом месте? – задаём вопрос, понимая, что всё‑таки работа сопряжена с физическими нагрузками.

— После сборки всё полегче. Там – ключи, кувалды. Пока всему обучаюсь. К печке не притрагивался вообще. А буду плавильщиком, научусь плавить металл.

Иван Логиновский: В будущем стану плавильщиком!

Обучение – основа всего

И так практически с каждым работником. Перепрофилирование производства требует обучения персонала новым профессиям.

— Ушли только те, кто не видит себя в рамках завода, – продолжает Максим Евстигнеев. – Со всеми находили общий язык. С хорошими кадрами никто не собирался расставаться.

Руководство СМЗ прекрасно понимало, что профессионалов «с улицы» не набрать, поэтому сделало ставку именно на действующие кадры.

Сейчас штат завода – чуть более двухсот человек. Его нельзя  назвать стабильным, признаётся Максим Евстигнеев, есть приём, есть и увольнения. Прогресс не стоит на месте, и для того чтобы росла производительность труда, неизбежно нужно обновлять технологии. Если раньше одну операцию выполнял один человек, то сейчас машины под управлением оператора могут делать гораздо больший объём работы. Это приводит к тому, что столько людей, сколько требовалось производству раньше, уже не нужно. Растёт конкуренция – растёт и уровень заработной платы. Грамотный специалист – на вес золота.

— Найти кадры – это большая проблема для предприятий. В настоящее время мы обходимся своими силами – переобучаем работников, – говорит директор завода. – К сожалению, совсем немного людей могут прийти и сказать: я готов работать на обрабатывающем центре. Это большой станок, сложные технологии, программирование. В техникуме имени Орешкова достаточно много современного металлообрабатывающего оборудования купили по государственному гранту. Просят нашей помощи, чтобы мы научили студентов на нём работать. Будем учить программированию, параметризации оборудования, приёмам работы. Тогда, наверное, через года два-три выпускники техникума будут представлять квалифицированный персонал. Надо подождать.

Грамотный специалист – на вес золота

Пока же Соломбальский машиностроительный завод обходится своими силами.

Концерн PALFINGER заинтересован в обучении инженерно-технического состава и высококлассных специалистов по рабочим профессиям. Поэтому работники завода ездят в образовательные, обучающие и познавательные вояжи по предприятиям Европы. Совсем недавно сварщики СМЗ вернулись с австрийского завода.

— Обучение – это один из столпов, на котором основывается работа с человеческим ресурсом в концерне, – отмечает Максим Евстигнеев. – Холдинг большой, все постоянно в поездках: Татарстан, Башкирия, Австрия, Словения. У нас не просто приветствуется знание английского языка, мы обучаем персонал за счёт предприятия, сотрудники два раза в неделю ходят на уроки английского. Если хочешь работать – развивайся.

Руководство СМЗ делает ставку на действующие кадры

Игра в песочницу

Максим Евстигнеев провёл нас с экскурсией по цехам предприятия. Показал, где и как плавится металл, рассказал, какие компоненты необходимо добавить, чтобы получить сталь нужного качества, что происходит потом с отлитыми деталями будущих кранов-манипуляторов.

Максим Евстегнеев, директиор СМЗ

— Закуплено британское оборудование, абсолютно безопасное с экологической точки зрения, – рассказывает директор СМЗ. – Весь мир работает на подобном оборудовании. Технический консалтинг по внедрению технологии сопровождался швейцарской фирмой. Это привело к значительному улучшению качества выпускаемой продукции. Литейка – это, по большому счёту, игра в песочницу. Берётся изготовленная в дереве модель, надевается ящик, загружается песок, смешивается с химией. Через двадцать минут песок твердеет – так получают отпечаток. Форма готова к заливке. В печи под высоким напряжением электрическая дуга расплавляет металл, в качестве сырья используем металлический лом. Добавляем необходимые элементы – хром, марганец. Берётся проба, делается химический анализ. Если всё верно – содержимое выливается в формы.

Затем отлитые детали поступают в цех механической обработки, где приобретают свой конечный вид. Таким образом, СМЗ сегодня – это настоящий агрегатный завод, где производят полностью готовые к монтажу узлы будущих грузоподъёмных механизмов.

Планы на будущее

После того как были определены приоритеты развития, начались глобальные перестройки на территории завода. Большие изменения уже произошли и ещё произойдут. 

— До 2019 года мы будем жить в эпоху перемен, – делится секретом директор завода. – Есть бизнес-план, прописаны шаги, которые мы должны пройти. Эти шаги сопряжены как с организационными изменениями, так и с серьёзными денежными вливаниями. До 2019 года мы должны выполнить инвестиционную программу в размере 185–190 миллионов рублей. Для не очень большого предприятия с численностью чуть больше двухсот человек и компактной территорией – это достаточно весомые вложения. И в технологическое оборудование, и в ремонт, и в строительство зданий и сооружений, благоустройство территории, улучшение условий труда и обеспечение его безопасности. К 2019 году мы должны получить завод с обновлённой структурой и новыми производственными цепочками.

Источник: http://pravdasevera.ru/economics/-x8djbspz